Богомолов поставил в МХТ Вуди Аллен

136b12a3620b2ddde94efefda0ea5cc2


фoтo: Eкaтeринa Цвeткoвa

Мaринa Зудинa, Aндрeй Буркoвский, Игoрь Вeрник, Aлeксaндрa Рeбeнoк.

Пятый этaж. Aктeрский кoридoр. Мaринa Зудинa в жeлтoм кoстюмe, ужe в гримe, с кeм-тo бoлтaл. Зa спинoй сидит кaкoй-тo нeзнaкoмый мнe лысый мужчинa с oстaткaми плoxo стрижeнныx рыжиx вoлoс. «Ну вoт, пригласили со стороны, — удивляюсь я. — А что в МХТ хороших художников нет».

Зал разделен на четыре сектора. В середине, кто был бы удивлен, — любимая сцена Константина Богомолова: диваны. На этот раз — ярко. В нагрузку — низкое-бар и принадлежности для чая на нем. Общественности предлагается рассмотреть недорогой мебели под композицию Луи Армстронга из старого фильма «Касабланка». Расслабленный голос великого Луи делает свою работу — он расслабляет, настраивает на нью-йорк волны. На сцене появляется блондинка (психоаналитик Филлис, элегантно одетая в серенькое, взгляд мутный). Открыв условную дверь, он впускает другой синий (девушка Кэрол, в дешевенькой пятнистой шубке нараспашку, с растрепанными волосами, в смятении).

— Филлис, что случилось?

Так начинается адюльтерная история, которая, может быть, ничего бы не стоило, если автор не был Вуди Аллен, известный режиссер, сценарист, актер, лауреат четырех «Оскаров». Такие кассеты извинит все, что вы хотите: последняя история, банальную интрижку, — словом, то, за что другие обычно шьют «бульвар бизнес». Но Аллен даже и в короткие пьесках остроумен, может играть словом и от этой игры резьба, тот же знакомый иронию — по отношению к миру, людям, его населяющим, что и на себя. Иронию с завидной часть горечи.

Кэрол: А ты знаешь, почему он не пришел?

Филлис: Я Знаю. Потому что ты, дешевка, жалкое, поставил свой голодный взгляд на Меня те же секунды, как только его увидела.

Кэрол: Ничего из этого.

Филлис: Перестань. Как только мы встретились, ты один раз взглянуть на него, и у тебя слюнки потекли. Ну ясно: он является адвокатом в шоу-бизнесе, он в отличной форме, имел потрясающий бицепс. Он так же, по сравнению с твоим задроченным козлом… просто Аполлон.

Подросток-психоаналитик узнает, что блондинка-друг спит с вашим мужем, и он идет за ней. Тем не менее, любовный треугольник, очень быстро станет многогранником.

Блондинки обмениваются репликами, не сходя с дивана. Статическое положение будет и у других персонажей, в то же время присоединились к блондинкам. Так что никакой комедии положений, каскад трюков — режиссер не заморачивается. Направлена на артистах, которые его не подвели. Более того, умеренные режиссуре своей игре. На диване у них — пинг-понг из парадоксов, фехтование на поражение алленовским текстом. Зал живо реагирует на такой спарринг.

Кэрол: Да, он просто не мог представить тебя. Он это сказал сразу после обеда. Были слезы заблестели на глазах.

Филлис: Это Правда? Слезы мне, что Я? Вероятно, ему трусы жали.

Кэрол: …Он сказал, что ты не та женщина, которая ему нужна.

Филлис: Я так и представляю эту сцену: ты чистишь зубы, то еще собственные…

Замечательно, создал типажи — Марина Зудина (Филлис) незаметно привлекает вполне узнаваемый тип современной женщины: успешная самодостаточная интеллектуалка, но… увы… с незавидной женской доли. Ее антипод — Кэрол в исполнении Александра Ребенок, «интеллектуалка» из анекдотов про блондинок. Андрей Бурковский (Говард, тот самый, который был за кулисами: — парик и грим изменил до неузнаваемости), вещь в себе, депрессивный тип. И, наконец, Я, из-за которого весь сыр-бор: специальный playboy, без интеллектуальных излишеств.

И еще Богомолов остается Богомоловым: не мог отказать себе в удовольствии от небольшой провокации. Это происходит ближе к финалу, когда появляется реальная разлучница — Джульетта, молодая возлюбленная, Я. В роли юной прелестницы — человек, а кто не знаком с пьесой Вуди Аллен, офисе со смеху: «ах, вот оно как все обернулось, я, Я, устал от баб, любят трансвеститов?.. Но нет, история о чистой любви: он — женщина. С робкими манерами и странный вкус к одежде, что вовсе не мешает мужчинам, воспылавшим к нему.

Говард: Оставьте его в покое, Я. Я не позволю морочить голову этой девушке голову. Я намерен провести с ним остаток дня.

Мужчины схватились. В руках Джульетта — старый бесхозный револьвер. Выстрел, и Я… Нет, это же комедия — прострелена филейная часть.

Говард: Я не понял: что, пельмени? Кто будет салатик?

Я: Джульетта! Джульетта! Не, я люблю тебя.

Филлис: Мужайся, Я, она пальнула тебе в задницу. Это означает — до свидания.

Музыка. Пустячок, но, как говорится, это красиво.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.