В Москве открылась выставка великого Гауди: «Гений или сумасшедший?»

e3e0f519ffd38c6945c5cc5a78c42baa

Фoтo: прeсс-службa ММOМA

Гoстeй вeрнисaжa дружeствeнныe встрeчи испoлнитeльный дирeктoр музeя Вaсилий Цeрeтeли с крaсaвицeй-жeнoй Кирoй. Oни суeтятся, бeспoкoятся, пoтoму чтo нe яснo, кaк будeт рeaгирoвaть нa экспeримeнтaльнoй выстaвки Oльгa Гoлoдeц и пoсoл Испании в России Игнасио Ибаньес, в сопровождении Зурабом Церетели.

— Как не беспокоиться? — спрашивает Василий Церетели. — Год готовили проект, привлекая к нему несколько десятков государственных и частных собраниях Испании. Пытались сделать резкое, но в то же время требует усилий. Удерживайте более 150 предметов, среди которых планы, объекты, графики работы. Долго выбирали необходимые редкие детали и архивные документы, ярко раскрывающие талант Гауди.

А это он сам, точнее, его бронзовый бюст — на входе на экспозицию. За ним выигрывает pu биографические сведения об архитекторе и начинается путешествие в его вселенной. Все по порядку: фотографии, рисунки дебютных здания. Тогда молодой Гауди ходил в помощниках у пациента ветеран-архитектора Жоана Мартореля, который объяснил учащимся, как с помощью геометрии решить проблему равновесия, необходимых для здания. Так Гауди научился обходиться без громоздких математических формул, в которых никогда не был силен, хотя его и прозвали Эйнштейном в архитектуре.

Первая большая комната строительство Гауди — дворец Гуэля, друга и клиента архитектора. Внешний вид здания с овальными башнями напоминает, что является образцом совершенства мастер считал куриное яйцо, а иногда даже носить сырое яйцо в кармане. Конечно, белоснежный выглядит не передает всей красоты дворца, но представить ее можно кусок плитки с ее стен. Хотя плохо сохранились, потому что родом из 1903 года, и далее передает фрагмент орнамента с ногти и, едва видны пчелы. Это им Гауди посвятил свой единственный школьное сочинение. Серьезно ботаникой он стал еще ребенком, живя в сельской местности, недалеко от Таррагоны.


— Антонио Гауди. Фото: пресс-служба ММОМА

Потом он влюбился в природные кривые, которые позже начал петь в своих домах. Один из самых странных — дом Мила (фотографии, чертежи и макет на выставке). В нем Гауди заменяет несущие стены колонны, обеспечивающими гибкость и простота структуры. Из-за свободную планировку и отказ от острых углов он достиг максимальной выразительности формы. А с крыши дома Батльо напоминает форму дракона, мастер сделал искусственный ландшафт. Он изобрел для него сотни деталей: из двухцветного паркета и мебели с невероятной колена до двери чешуей дракона и ручки не ранее форм, которые обильно представлены на экспозиции.

Гауди был в состоянии сделать все сам, потому что в молодости не брезговал небольшими заказами — от монтажа заборов до мебели. В народе его считали мастером на все руки. Он подрабатывал чертежником для других архитекторов, став способный работник с редкой силой воображения, присущего изобретателям-самоучкам. Так что проектировать здание со всеми их содержание и объяснить рабочим, как он это сделал, не было для него на работе. Вот только сам Гауди дом не построен. Долгие годы он скитался по друзьям, ночевал в своей мастерской, которую он назвал «бараком, сколоченным на незыблемом фундаменте веры», а в последние годы жил в храме Святого семейства.

— По предварительным оценкам, его выпускников не менее 15 лет, — говорит куратор выставки Чаро Санхуан. — Власти Барселоны согласились на строительство храма, потому что они думали, что история не затянется. Гауди показал им четыре готовые башни, что создает ощущение законченного произведения. Никто и представить себе не мог, что потребуется по меньшей мере столетие завершения работ. Но Гауди вдохновил меня на этот случай многих мастеров. Нашу выставку дополняет проект современного каталонского художника Фредерика Амата, по праву считающегося продолжателем традиции Гауди в медиаискусстве. Он, как будет выглядеть храм после окончания строительства.

Гауди умер, на пути в церковь. Его ударил трамвай, переход улицы Гран-Виа. После аварии, не сразу мог определить личность умершего старика в потрепанном костюме. Только позже выяснилось, что он — тот архитектор, который навсегда изменил Барселону.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.