Дело «Год-Бувье» толкает рынок искусства в Чистилище

dd2433f2ebb40a033626936fc0293da6

Ив Бувьe.

Кoвчeг впoлнe сeбe, кaзaлoсь бы, успeшный прeдпринимaтeль, лoгистa, сoздaтeль сoврeмeннoй свoбoдныx пoртoв в Сингaпурe, Люксeмбургe и другиx стрaнax, нaслeдникa и прoдoлжaтeля сeмeйнoй кoмпaнии Natural Le Coultre — мoг бы вoспринимaться прoгрeссивнo и пoзитивнo, eсли нe встрeчaeт oдин слишкoм личный интeрeс, прeдмeтaми стaрины, и мгнoвeннoe пoнимaниe, чтo нa пeрeпрoдaжe кaртин вeликиx мaстeрoв, мoжeт быть сo стрaстью, нe тoлькo xoрoшиe ссылки (aрт-дилeр был вxoж в самые сферы), но и невероятные деньги, учитывая, что второй холст этот «гений» art-market может легко продать гораздо дороже.

Но, как говорится, факты — упрямая вещь, и современного искусства, по мнению аналитиков, в топ-10 арт-скандалов в последнее время, не без удивления обнаружили, что три из них связаны с именем Ива Бувье — умный, проницательного, скромного, … жесткий.

На самом деле, он разработал схему «свободный порт», который на самом деле представляет собой тот же арт-галерее-тире-сейф, но официально считается ангаром, складским помещением с иным налогообложения и легкостью таможенным контролем (как, скажем, в аэропорту Люксембурга), где в течение многих лет очень удобно держать произведения искусства различных уровней прозрачности. Говорят, другие интересные факты и хранится там в целости и сохранности, меняя одного владельца на другого. Бувье транслироваться в качестве успешной бизнес-модели художественного дьюти-фри на все ключевые точки арт-географии, и его амбиции не знали границ (по крайней мере, Beijing Freeport of Culture в Пекине площадью 120 000 квадратных метров). Арт-дилеров, причастные в этих магазинах, хвалились, что сокровищ там больше, чем в Лувре.

Не секрет, что репутация для арт-дилер, — главный козырь и бизнес-инструмент. Спросите любого аналитика, — он ответит, что спекулянт на рынке искусства — это абсолютно органичная профессия, другие отношения между богатым коллекционером, а, точнее, инвестор в рамках арт, и «добывальщиком» любимый контент еще не были изобретены. Но одно дело — положить в карман несколько процентов по договору, во-вторых — лихо накидывать на шедевр дополнительных пару десятков миллионов долларов перепродажи, кроме того, накидывать так, что новый покупатель, и знать, что он не знает, сколько и работа куплена у предыдущего владельца.

«Милые шалости» привели в конце концов к большому длительного конфликта между инвестором и коллекционером Дмитрием Рыболовлевым и Ивом Бувье, хотя их связывают достаточно тесные десять лет отношений. (В конце концов, Бувье были предъявлены обвинения в мошенничестве, — например, «Лежащую обнаженную с голубой подушкой» Амадео Модильяни гений логистики, купил за 93,5 млн, а продан в почти 118 миллионов долларов. Представители Рыболовлева считают, что почти каждый из 37 рис., купил для него, демонстрируя невероятно завышенные суммы — то 30%, а даже 50%).

Кроме того, Бувье в суде утверждал, что действовал не в качестве личного агента, Рыболовлев, но, как независимый трейдер, самостоятельно же устанавливающий размеры своей прибыли. Но контракт между ним и коллектором не включает в себя любую дополнительную прибыль, если 2%.

После ареста Бувье очень быстро выпустили под залог, но рынок искусства достаточно болезненно, внимал все новые и новые открытия подноготной «брокерской» деятельности г-на Бувье. И снова возник краеугольный вопрос о полной непрозрачности мирового арт-рынка и отсутсвия четких принципов ценообразования. Кроме того, был нанесен значительный репутационный удар арт-дилерской братии. В мире арта, не все строится на идентификации подлинности, важными из, много лет выстраиваемые конфиденциальные отношения, который, после большого скандала были сомнения. Если Год провел подробную независимой инспекции свои двухмиллиардной коллекции, установив, что цена ее завышена, то почему все остальные не делают то же самое?

Экономист Don Tomson сетует, что «даже инвестиции в картины известных и сверхдорогих художников, как Пикассо, не гарантируют много прибыли, — необходимо по крайней мере два миллионера, готов дать сто миллионов за тот же холст, но в последнее время два таких эксцентричных богатых часто не представляется возможным найти». И на фоне этого происходит скандал с Бувье, который, как оказалось, «не только себе, искусственно завышал цены, но и активно вовлекал в этот бизнес своих партнеров, и даже владельцев фотографии». И все это в богатом Монако, Швейцарии, Люксембурге со своим уровнем правового и юридического сопровождения.

Итак, вот три скандального конфликта (2013 и 2015 год), до сих пор находящих в стадии судебного разбирательства: первая — члены консорциума дилеров искать через суд Ива Бувье компенсирует потери прибыли при продаже картины Леонардо да Винчи «Спаситель мира». Дело в том, что газета куплена арт-дилер Александр Пэришем в 2005 году, как «работа одного из учеников да Винчи» за 10 000 долларов, однако, позже экспертами sotheby’s признали подлинность не ученик, а самый гений Высокого Возрождения, и Ив Бувье, купил его за посредничество аукционного дома за 80 миллионов долларов, после чего перепродать Рыболовлеву для 127,5 млн.

О первом мы уже говорили — представители Рыболовлева оценивается общий ущерб от «деятельности» Бувье до $1 млрд долларов, в связи с продажей картин Модильяни, Пикассо, Леонардо да Винчи и других художников по более высокой цене.

Третий случай: падчерица Пабло Пикассо Катрин Ютен-Блэ против Ива Бувье, из-за того, что два портрета матери Ютен-Блэ Жаклин Рок (написал мастер) якобы были украдены со склада, в аренду себя Катарина. И тогда эти портреты — и для гораздо более высокой цене — были в коллекции Рыболовлева.

Понятно, что любой из 70 000 только официальный арт-дилеров в мире заинтересован в завышении цен, но когда в сказках участвуют и бывшие владельцы, или странные схемы с якобы или не якобы похищенными произведениями искусства, — это, рано или поздно, подрывает рынок.

Устоявшаяся традиция art market – не давать, сор из избы, потому что извлечение определенных изображений сама по себе вышла бы на детективный сериал. Но, похоже, ситуация меняется. На рынок приходят инвесторы, которые указывают на собственном опыте, что прозрачность и доступность правил – необходимые атрибуты любого рынка. И когда из-за отсутствия прозрачности и правила, возникают проблемы, такие люди, как Год идут в мир, делают заявления для прессы, открыто подать в суд, раскрывает все карты и всю историю. Как и обычно, коллеги-коллекционеры (и понятно, арт-дилеров) такое поведение часто осуждают, но в случае придания экспозиции — единственный выход на пути к выздоровлению арт-рынка, а если без лирики — более четкого его регулирования в условиях новой реальности.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.