Современники: Анна Ахматова догадывалась о хороший шанс на Нобелевку

2f917ab97dbc776ac125962094c9d0f0


фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

Пo прaвилaм нoбeлeвскoгo кoмитeтa, свeдeния o кaндидaтax в тaйнe в тeчeниe 50 лeт – тaк, нaпримeр, в прoшлoм гoду ужe сooбщaлoсь, чтo Aннa Axмaтoвa былa в спискe кaндидaтoв нa прeмию и 1965. гoдa. Тeм нe мeнee, этa инфoрмaция нe сoвсeм секрет – по записям современников, сама Анна Андреевна была и похожая мысль, 1965. года. Об этом писала в своих дневниках Лидия Чуковская:

«В газете «Monde», — проговорила Анна Андреевна вполголоса, – напечатана моя биография. К моему удивлению, все правда до последней запятой. А заканчивается словами, что этот человек – вы понимаете, кого я имею в виду? – должен догадываться: премию в этом году следует выделить автора «Реквием». Он существует только из-за страха: если вам Ахматовой, не продолжить ли историю с Живаго?».

Тогда Анна Ахматова имела в виду Михаила Шолохова – сообщения о том, что ему присуждена Нобелевская премия по литературе, опубликованный в «Литературной газете» в октябре 1965 года.

В 1966 году никто не узнал, была ли Ахматова уведомлены о ваши шансы на приз – поэтесса умерла в марте, из-за чего ее кандидатуру отозвал с учетом (посмертно Нобелевская премия не назначается). Между тем, известно, что для творчества Бориса Пастернака, которому в 1958 году. году он получил Нобелевскую премию по литературе, но который отказался от премии из-за реакции, которую он вызвал в Союзе, Анна Ахматова относилась критически – об этом же вспоминает Лидия Чуковская, дружившая с обоими литераторами.

«Она затеяла разговор о романе: еще раз объяснил, почему роман – неудача.

— Борис упал в себя. От того и роман плохой, кроме пейзажей. По справедливости, потому что это гоголевская провал – второй «Мертвые души»!… потому же жестоко-трудное положение он поставил своих близких и своих товарищей.

Возможно, она права. Но сегодня мне вещей, нет до этой объективной истины, мне больно это чувствовать холод этой правильности», — писала Чуковская в своих журналах, в октябре 1958 года. При этом он отмечает, что эмпатия Ахматовой попал в опалу Пастернаку не подлежало вопрос – независимо от того, на критику произведения, – и тогда, в октябре 1958 года., Ахматова в числе первых вызвалась пойти на выходные к Пастернаку засвидетельствовать свою поддержку.

В свою очередь, Анатолий Найман в своих воспоминаниях о литературной России середины века отмечает, что Пастернак «после мирового скандала с «Доктором Живаго» и нобелевской премией, он оказался в том же положении травимого изгоя, в которых Мандельштам, Цветаева и Ахматова попали десятилетиями ранее. Похвалы Запада и сочувствие друзей были удобство, не быть злостной брани газет и радио, угрожавших реальные высылкой из страны». Слово это, между прочим, о постановлении ЦК «О журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором острой критике было творчество Зощенко и Ахматовой.

Однако, как писала в своих работах об Ахматовой британская поэтесса Элен Файнштейн, сама Анна Андреевна была и сравнить две травли, возникла разница в десять лет, а не в пользу нобелевского лаурета. «Со своей стороны, Ахматова не могла не сравнивать свою судьбу с судьбой Пастернака. Чуковской повторил, что «по сравнению с тем, что они делали со мной и с Зощенко, история Бориса – бой бабочек». Сын Ахматовой был на каторге, а сыновья, Пастернак, вполне благополучны», — рассуждала британская поэтесса.

Теперь, через 50 лет после смерти Ахматовой, писатель и литературовед Дмитрий Быков, объяснил «МК», что своевременного назначения поэтессе Нобелевской премии мог бы поставить точку во многих дискуссиях о своей работе, но реальных шансов на это было не много.

— Вряд ли бы премию действительно дали бы Ахматовой в 1966 году, потому что никто не стал бы два года подряд назначать ей советские авторы. Но такой вариант не был секретом в Европе, его обсуждали, и сама Ахматова была в курсе. Впрочем, все хорошо помнят, что случилось в 1958 году с Борисом Пастернаком и, возможно, ждали, какой-то «сигнал» о том, что присуждение Нобелевской премии не догадаться, Ахматовой так серьезно. Я думаю, что если бы она прожила дольше на несколько лет, он бы имел все шансы получить награду, потому что, как известно, Нобелевская премия присуждается за гуманизацию, за совокупность заслуг, и в этом Ахматова, конечно, ничуть не хуже, Шолохову. И если бы это действительно случилось, то приз поставила бы логическую точку в диалоге литературоведов, которые продолжают дискуссию о том, следует ли Ахматову только камерным поэт или нет, и окончательно закрепило бы свое место в истории русской литературы, — делится своими знаниями Быков.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.