Как живет и работает единственный в мире слепоглухой скульптор

516fce7658e694c3788a8594a009c45c


фoтo: Aнaстaсия Гнeдинскaя

Пoгрeб из пяти здaний в Бaлaшиxe. Вoсeмь ступeнeк вниз. Впрaвo. Eщe пять шaгoв в узкoм кoридoрe. Мaстeрскaя и oфис Aлeксaндрa Сильянoвa — нeбoльшaя кoмнaтa квaдрaтoв в дeсять. Свoбoднoй пoвeрxнoсти пoчти нeт — всe зaстaвлeнo скульптурaми и мoдeлями будущиx прoизвeдeний.

«Рoждeниe чувствa». Бeлый мрaмoр. Пoртрeт, кoтoрый сoстoит из двуx чeлoвeк — мужчины и жeнщины, Aдaмa и Eвы, слившиxся в oдин. Ee нoс с гoрбинкoй плaвнo пeрexoдит в eгo курнoсый. Мужскиe губы — в жeнскoй. Труднo пoвeрить, чтo всe эти изгибы любви, линии лицa, ушныx рaкoвин мoжeт высeчь в кaмнe пoлнoстью слeпoй чeлoвeк.

Нa сeгoдняшний дeнь, Aлeксaндрa Сильянoвa сeмнaдцaть рaбoт, в тoм числe и двe нeзaвeршeнныe. Oдин из ниx, плaстилинoвый нaбрoсoк гoлoвы мaльчикa, стoит пeрeд aвтoрoм. Этo пoртрeт Глeбa, стaршeгo внукa Aлeксaндрa. Мaльчик скульптoр никoгдa нe видeл. Кoгдa внук рoдился, Aлeксaндр ужe дaвнo былa пeрвaя группa инвaлиднoсти пo зрeнию. Лeпил eгo бюст xудoжникa нa oщупь.

— Эту рaбoту Сaшa нe мoжeт зaкoнчить ужe бoльшe, чeм пoлгoдa, — oбъясняeт муж скульптoрa Eлeнa Сильянoвa. — Нaчaл oн ee, кoгдa мы oтдыxaли в Юрмaлe. Тo внук поехал с нами. Каждый день муж и штрихи изучали черты лица Глеба, а затем переносил их на глину. Оказалось очень похоже. Но он не хотел добиться портретного сходства, а хотел показать характер внука. И с течением времени эта «схожесть» с прототипом пошел. Конечно, если Саша видел, ему было бы легче. Но муж очень тяжелый, не привык сдаваться.

Скульптор не слышит и не видит, как мы вошли. Продолжает работать.

Экран, из десятков, лежащих на столе стопки он безошибочно выбирает нужный, подносит его макету. Несколько ударов по пластилину — на щеках мальчика появляются ямочки.

Одной из работ Сильянова называется «Радость общения». Птица сидит на голове слепого человека и говорит ему о том, что видит, он никогда не сможет. Для скульптора такая птица является муж. «Он часто просит меня перевести ему новости. Фильмы? Не, это трудно. Потому что помимо сюжетных линий, необходимо описать персонажей, интерьеры».

Общаются супруги с помощью сложной системы прикосновение к ладоням друг друга — это так называемый контактный жестовый язык. В то время как Александр видел, имел возможность пообщаться с движениями рук.

— Мы используем жестовый язык и дактилологию. Первый способ дает возможность показать всю слово. Дактилология же — это объяснение каждой буквы с помощью положения пальцев. Например, сжатыми в кулак, — это буква «А». Соединенные вместе большой и указательный — «О». Так мы передаем друг другу имена, имена, сложные идиомы, для которых нет смещения.

— Например, «гранит»?

— Да, «гранит» я собираюсь показать ему, по буквам.

На самом деле, контакт, язык, это те же жесты, глухие используют для общения, но Елена показывает их под ее мужа.

Но, этот разговор никогда не происходил без еще одного человека — тифлосурдопереводчика Марии. Дело в том, что Елена, как и Александр, не слышит с детства. Они вместе учились в школе для глухих, через несколько лет после окончания сыграли свадьбу. Вместе они уже почти сорок лет. Елена читает на губах, но не все фразы можно разобрать четко. Так сурдопереводчик на языке жестов транслировала мои вопросы, Елена. Она касается руки, переводила своим мужем. Ответы скульптор голосом — способность произносить слова, от него сохранились, но их понять без специальной подготовки трудно. Ответы мы также транслировала Мария.

«Все заказы, держал в голове, потому что записывать ничего не мог»

У Александра редкая генетическая болезнь — синдром Ушера. Во-первых эта болезнь захватывает слух, то зрение. Мир для человека с таким диагнозом не станет бесцветным или размытым. Он сжимается. Это, чтобы видеть реальность через отверстие в кулаке. Постепенно это «окно» сжимается все сильнее и сильнее, пока не превращается в точку. Елена объясняет, что находится под сильным стрессом людей с синдромом Ушера могут ослепнуть буквально за месяц. Александра Сильянову повезло: в «окно», через которые он видел мир, сжималось в течение нескольких десятков лет.

Пять лет назад был закрыт полностью.

— Теперь, если я на улице в погожий день, перед глазами у меня все светлое. Если в помещении — мрак, — описывает скульптор.

Перестал слышать, Александр год, после перенесенной простуды. В 10 лет начались проблемы со зрением.

— Я тогда учился в школе для глухих и об отсутствии точки зрения, никому не говорит. Во-первых, боялся, что надо мной будут смяться. Но главное — боюсь, что мне запретят для рисования. Уже тогда я мечтал связать свою жизнь с фотографией, — объясняет Александр.

Только когда мальчик был в школе, его мама заметила, что сын не может передвигаться в темной комнате. У других людей глаза привыкли к кромешной темноте. Он — не существует. Диагноз смогли поставить только в Институте глазных болезней им. Гельмгольца. Здесь объяснил: рано или поздно зрение уйдет навсегда.

Но кто слушает советы врачей, когда тебе 18? Александр решил, что бы то ни стало добраться в Москва художественное промышленное училище имени Калинина.

— Взять, конечно, что меня там не любят. Говорили: «ну, как вы будете учиться среди слышащих? Потому что у нас нет ни сурдопереводчика, ни специальных программ. Но я убедил себя, что приятно читать на губах. О том, что зрение у меня также ухудшается, я, конечно, умолчал.

Через пять лет Александр успешно закончил скульптурное отделение художественной обработки камня, дерева и металла. Хотел пойти учиться дальше, получить высшее образование, но на третий год у них с Еленой родилась дочь. Нужно было кормить семью.

— Я временно оставил творчество и начал портрет гравировкой на памятниках, работал в государственной мастерской.

А зрение все ухудшилось. Еще два года ему дали первую группу инвалидности, и мастерскую пришлось оставить. Несколько лет он маялся без работы. «Спасло меня то, что в 1996 году. года, мне, как инвалиду по зрению, которую ему подвальное помещение. Я мог бы открыть свой бизнес, для изготовления портретов на памятники».

В штате у Александра была слышащая приемщица, который записывает заказы и ведет диалог с клиентами, а также два глухих работников. Один занимается гравировкой, второй — полированный надгробных плит.

— Все рабочие моменты я держал в голове — время, которое нам нужно, чтобы этот или тот бизнес, цены, размеры памятников. В конце концов, написать я ничего не мог, — вспоминает Александр.

Закрыл офис только в этом году. Говорит, жалею только об одном — что не сделал этого раньше. «Во-первых, бизнес уже давно стал нерентабельным. Но главное, что я напрасно потратил время, которое мог бы дать творчество».

«Иногда промахиваюсь, попадаю на пальцы — ногти синий два месяца приходят в»

В углу мастерской стоит бронзовый портрет лабрадора. Это Иржик — любимая собака Сильянова, который в течение десяти лет служил в качестве скульптора глаза и уши. Иржик — тоже своего рода уникум. Он стал первой собакой-поводырем в России для слепоглухого человека. До этого четвероногих руководство издать только слепой. Почему он думал, что они понимают, что собаки могут только голосовые команды.


фото: Анастасия Гнединская

Изменил ситуацию на рабочая поездка Александра в Англию, где уже давно был разработан способ обучения собак для сопровождения потеряли слух и зрение людей.

— Тем не менее, в Москве в обществе слепых в британской методологии, чтобы не верить. Год я боролся за собакой. В конце концов не выдержала и в частной договоренности с питомником в Купавне об обучении для меня собаки, — говорит автор.

Иржик в сопровождении хозяина везде: в банк, парикмахерская, салон, офис. Правда, прежде чем его нужно было показать путь, дать обнюхать каждый уголок.

— С ним я впервые за долгое время чувствует себя свободно. Даже в магазин ходил я. Жена составила список покупок, который я передать продавщицам. Они собирали нужные товары, а общая сумма расходов, как мы на ладони.

Не удивительно, что бронзовый портрет Иржика стала одной из первых работ скульптора. Лепил Александр А. с природы.

— Я прикасался к голове, ощупывал каждый сантиметр и сразу же переносил все эти изгибы на глину. Иржик был хорошим натурщиком — мягкий, терпеливый. Мне было легко из него лепить. Но на то, чтобы его портрет и далее мне потребовалось пять месяцев, — говорит автор.


фото: Анастасия Гнединская

Модель для одного из следующих деяний, оказалась не столь покладистой. Чтобы вылепить скульптуру лошади, Александра Алексеевича потребовалось полтора года.

— Я с ним замучился. Во-первых, я думал, будет работать на память, потому что в детстве я любил смотреть на лошадей, запомнил их анатомию. Но когда начала лепить, поняла, что от этих воспоминаний не достаточно. Попросил друзей отвести меня в конный клуб. Но натурщица, которую мне отрекомендовали как спокойного, не могла стоять на месте и минуты, постоянно махала гривой, а однажды чуть не укусила меня.

Выход подсказали друзья. Они заметили, что в Дарвиновском музее, где в этот момент выставлены работы скульптора, есть гипсовые фигуры лошадей.

— Во-первых, я только коснулся этой модели. Потом попросил сфотографировать его морду, распечатать фотографии в большом формате и вырезать. Оказалось, некоторые подобие шаблона, по которому я мог чувствовать размеры, форма, — объясняет Сильянов.

Портрет муж Александр тоже лепил по памяти, хотя натурщица под боком каждый день. Автор признает, что жена поставила ультиматум: или в памяти, или нет.

— Я хотел бы, чтобы в бронзе я предстала молодой, как он запомнил меня, когда все хорошо видел, — кокетливо объясняет Елена. — А пальцами он нашел все морщины, складки.

— Вы ему не подсказывали?

— Нет, мне, честно говоря, некогда ему со скульптурой помочь. В будние дни я на работе — в школе для глухих учить историю. Выходные заняты домашними делами.

— Есть ли в России или в мире по-прежнему слепоглухие скульпторов?

— В Финляндии есть несколько людей, но они имеют дело с керамики. Есть ребята в Англии. Но если Саша работает в технике реализма, то английские скульпторы тяготеют к символизму или примитивизму. Понятно, что незрячему человеку портретного сходства трудно добиться. Такого уровня, он один, — улыбается Елена.


фото: Анастасия Гнединская

Александр Сильянов с разными материалами. Например, скульптура, музей Ван Гога — один из любимых художников, скульпторов, выполненные сразу из трех видов гранита. Шапка от черного, глаза — от розового, пальто — серый. Когда ваял, воспроизводил в памяти автопортрет художника, тот самый, с бинтом на месте отрезанного уха. С камня, объясняет художник, работать сложнее. Это он, он и интересный.

— Конечно, с бронзой проще — вылепил из пластилина макет, потом я его отдал на отливку. В любой момент ты можешь исправить ошибку. Камень такой возможности не дает. Неточный удар bat может сгубить месяцев кропотливой работы.

— Возникла ситуация, когда допускали ошибки, когда приходится переделывать работу с нуля?

— Нет, не был. Любой скульптор обрабатывает камень с ювелирной точностью. Но мы должны быть более осторожными зрячего тысячу раз. Да, иногда промахиваюсь, попадаю по пальцам. Ногти синий два месяца. Но это все повседневные моменты, которые перекрывает радость творчества.

Не всегда скульптор исследует природу на ощупь. Иногда в его глазах становится помощником. Так на свет появились скульптуры матери Терезы. Ассистентка Александра смотрела на прижизненные фотографии святой и жесты на ладонях описывала автору черты лица монахинь, складки ее материнская плата.

«На вибрации пола могут понять, что в комнату кто-то вошел»

Момент, после которого наступила полная темнота, он не помнит. Но не может выбросить из памяти день, когда он понял, что о живописи, придется забыть. Тогда Александра заказали два портрета для гравировки на памятник — женщины и мужчины.

— Сначала я закончил в срок. В то время как мужчины так и остались в стадии проекта. Очень расстроен, как я объясню ситуацию клиента. Но он был понимающим человеком и не стал устраивать скандал. Он даже вызвался помочь мне со штриховкой, выбор цвета. Но ничего не получалось. То же самое и в живописи. Я пытался рисовать пальцами, но и она последняя картина осталась незаконченной.

— В тот момент, когда он должен был носить черные очки, помнишь?

— Да. И когда первый раз взял в руки белую трость. Вы знаете, многие люди, теряющие зрение, до последнего не хотят ходить с тростью, стесняются. Я был таким же. Пока случайно что-то не повернул коляску с ребенком. Родители малыша, очевидно, думали, что я пьяный, начал избивать и меня. А я даже попросить извинения, ни объясниться не мог. Очки тоже не хотел до последнего купить. В то время как смотреть на свет, не стала невыносимой.

Кстати, многие думают, что очки нужны только для того, чтобы показать другим— «я слепой». Как опознавательный знак. Скульптор объясняет, что это не так. «В самом деле, они в первую очередь защищают чувствительную сетчатку глаза от раздражающего их ультрафиолетового излучения».

Зрячему и слышащему человеку невозможно представить, каково это, когда перед глазами нет ничего, пустота. Когда от внешнего мира, и до тебя не доходят даже звуки. Я спрашиваю Александра, играет ли он для себя в воображении какую-либо картинку, беседуя с нами. В конце концов, не может дать интервью в пустоту! Он ответил не сразу.

— Это больной вопрос. Нет, я не знаю. Я помню, как выглядят мои друзья, моя жена. Их я могу себе представить. Если бы я потрогал тебя, мог бы, по крайней мере, понять, что длина волос, как ваш персонаж. А так — нет… и Так иногда, как участник разговора, мне кажется, что я разговариваю сама с собой. К этому чувству невозможно привыкнуть. Я много о нем думаю…

— А сны в цвете снимать?

— Да, у слепых вообще есть ностальгия цветы. Это как фантомные боли на месте ампутированной ноги. Я часто спрашиваю, чем Лена, какого цвета кофта, мой собеседник. Или то, что цвет машины, в которую мы сели.

— Они сказали, что они потеряли зрение или слух люди, в качестве компенсации усиливает другие чувства.

— Что, например, запах. Запах можно определить, спелые ли плоды и ягоды. Вы начинаете чувствовать малейшие изменения вокруг вас. Например, потоков воздуха, вибрацию пола от стука шагов, я могу понять, что в комнату кто-то вошел.

Почти все бытовые вопросы, Александр решает, без помощи супруга. Приготовить обед или постирать вещи для него не представляет труда.

— Ко всем можно приноровиться. Резать хлеб — пара пустячков. Прикладываешь к краю хлеба отрезаешь палец и параллельно ему с другой стороны. Труднее научиться зажигать газ в конфорку. Но теперь делаю это на автомате. Во-первых, чтобы открыть газ — запах почувствовать, идет ли он. То чиркаю спичкой. И снова понимаю, запах, загорается ли. На повышение температуры определить, что огонь сжигает.

С продуктами тоже все довольно просто: даже на ощупь рис с гречкой не перепутаешь. Главное, чтобы материал всегда стоял на одном и том же месте.

— Бреетесь сами? Электробритвой?

— Нет, электрические не люблю — не гладко. И в парикмахерскую тоже не хожу. Бреюсь я, обычно обработки. Это дело привычки.

— Без сопровождения на улицу вы выходите?

— Иногда я могу добраться до этой мастерской. Мой дом находится через дорогу. Правда, нужно пересечь проезжую часть, но я приноровился. Остановить возле светофора, и кричать: «Помогите!». Тогда я жду, когда я перешел на другую сторону. Еще одна: на 20 лет запомнил каждый метр пути. Честно говоря, мне трудно принять тот факт, что человек ведет меня. Я люблю, чтобы руки были свободные.

А это поездка без сопровождения на такси иногда превращается в поиски.

— Однажды, когда он ехал на выходные, шофер высадил меня вторым домом. Хорошо, что был на страже, — на забор, я успел добраться до вас. Второй раз таксист не указал корпус дома, где мне было нужно, чтобы ездить. Водитель меня возил туда-сюда, а то чуть из машины не вытолкал. Спасла «кнопки паники». Оператор разговаривал с водителем и объяснил, где я, в частности, должны быть представлены.

Александр — член Творческого союза художников России. В этом году он получил премию «Филантроп», вручаемую за выдающиеся достижения инвалидов в области культуры и искусства. Вот только ознакомиться с работами коллег и замечательных предшественников, это не обязательно. В музеях обычно висит таблички: «Руками не трогать».

— За рубежом приобщаться к искусству, людям с ограниченными возможностями легче. Например, в Англии опекунов, как только заметить, что я в черных очках и с тростью, сразу разрешили все трогать. У нас тоже иногда допускают, но тайно. В прошлом году были в Эрмитаже, я мог бы коснуться работы Родена.

Елена добавляет: «Я сказала, что он слепоглухой скульптор, и уверены в том, смотрительниц, что Саша будет ощупывать бесценные экспонаты очень внимательно, ничего не может испортить. Он был так счастлив!»

Одна из самых известных работ Сильянова под названием «В погоне за счастьем». Слепоглухой мужчина изображен с выставленными вперед руками. «Этот человек устал сидеть дома, он собрался сил и уже не боится самостоятельно выйти в мир. Он был полон решимости найти себе место среди других людей», — объясняет автор идеи.


фото: Анастасия Гнединская

Свой путь и свое счастье скульптор Александр Сильянов точно нашел.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.