КРAТКAЯ Пассаж ФРАНЦУЗСКОЙ КУХНИ

Наша сестра с любoпытствoм вoзврaщaeмся к истoкaм изыскaннoй “высoкoй куxни”, стaвшeй знaмeнитoй вo всeм мирe, и изoбрeтeния Шaмпaнскoгo.

1400 н.э.

Пeрвыe фрaнцузскиe кулинaрныe книги пoдрaжaют куxнe мaврoв. Сaxaр, кoтoрый дo сиx пoр являлся рoскoшью, дeлaл блюдa слaщe. Шaфрaн oкрaшивaл иx, рoзoвaя вoдa дoбaвлялa aрoмaт, a мoлoкo и миндaль дeлaли иx бoлee насыщенными. В наше миг вкус таджинов и кускуса напоминает нам о кулинарных традициях Средних веков.

1500

Остановка Ренессанса: кухонные “художники” отбросили палитру мавров. Новых поваров вдохновляли острые, соленые и вязкие предпочтения древнего Рима. Эскулап при дворе Генриха II (годы жизни 1519 – 1559) был обеспокоен использованием грибов в качестве еды: сии “склизские отходы”, предупреждал возлюбленный, были древними орудиями убийства, которые могли “нассать” всех участников банкета в древние пора. Хорошее вино, еще одно энтузиазм римлян, играло вспомогательную место, стимулировало аппетит и помогало пищеварению. Творец эссе Монтейн (1533-1592) рекомендовал Chateau Latour в качестве дижестива – некто был гурманом, который ел с таким ажиотажем, аюшки? в иступленьи за обедом укусил собственные щупальцы.

1600

Королевский двор “продвигал” французскую кухню. Могущественный IV (1553 – 1610), который поставил целью разложить “по курице в каждую кастрюлю бедняка” организовывал целые банкеты в поддержку своей политики. Получи и распишись столе Людовика XIII (1601 – 1643) стояло 22 сорта рыбы и 28 типов фруктов. Его правопреемник Людовик XVI (1638 – 1715) ввел подле дворе просвященное обжорство. Его невестушка наблюдала, как он съедал “хорошо супа, фазана, куропатку, тарелку салата, нарезанную баранину с чесноком, две куска ветчины, блюдо пирожных, плоды и варенья” за один присест. Пусть даже в брачную ночь он объелся в среднем, что сделался недееспособным. Слуга совершил самоубийство, когда наготовленный лобстер принесли слишком пора идти на покой. Секреты кухни Людовика описаны в двух книгах: к 1691 году, временами Франсуа Массалот (1760 – 1733) опубликовал книгу “Буржуазная королевская стряпущая”, где указал на социальное расслаивание, началось “буржуазирование” высокого кулинарного искусства. Тем временем Лачуга Периньон (1639 – 1715) изобрел квалифицированность приготовления Шампанского, храня его в таких крепких бутылках, почто они смогли перенести petillance (бурное отчеркивание пузырькое газа) повторного брожения. Капуцин, появившееся в 1644 году, оживило увлеченность к экзотике, а в 1686 году приход круассана отметило христианскую победу в Австрии надо исламом турков.

1700

Привлекательность французской кухни увеличивалась с престижем французской культуры: только лишь Англия могла сопротивлялась и оставалась лояльной к ростбифу и недоверчиво относилась к изобилию соусов. Империализм начал эпоху сахара, шоколада и поголовный продуктовых поставок. Изобилие вдохновляло экстремальные гастрономические изобретения с целью элиты. Кулинария стала философией к 1765 году, если в “доме здоровья” началось ресторанное тыканье М Буланжера. Родился новый тип журналистов – ресторанные и кулинарные критики – они сделали Город на берегах Сены храмом гастрономических пилигримов. Дальше, когда Революция снизошла поперед поварского мира обезглавленных аристократов, галльский кулинарный стиль, медленно распространявшийся в перемещение веков, внезапно стал универсальным.

1800

XIX битый час – век французского превосходства. Антонин Карем (1784-1833), учреждатель “высокой” кухни, организовывал шикарные обеды в римском стиле. В 1825 году Жан-Антельм Брилля-Саварин написал книгу, которая задолго. Ant. с сих пор является лучшей в мире – “Психология вкуса”. Брилья-Саварин относился к кулинарии сиречь к искусству и науке, приглашая знакомых дам делать эксперименты с афродизиаками и относясь к кухне, (как) будто к лаборатории науки о питании. Дьявол оправдал гурманство на основании того, ась? оно “выказывает повиновение повелению Создателя, кой, приказав нам есть, воеже жить, дал нам вожделение, вкус и вознаграждение удовольствием”. Вмешалась индустриализация, только французы эксплуатировали новые технологии в (видах стола. В 1804 году Николас Апперт (1750-1841) начал эксперименты до консервированию: сначала на нужды армии, а когда он публично сообщил о своем успехе в 1810 году, симпатия обращался уже к домохозяйкам и гурманам. Сардины стали коммерческим прорывом: поначалу в консервированном виде в 1820х; к 1880-му французские консервные заводы выпускали в соответствии с 50 миллионов банок вгод. Ипполитка Меж-Мурис (1817-1880) ответил получи кризис в поставках масла в 1869 году, смешав говяжье жир с обезжиренным молоком и с небольшим числом вымени. Он назвал индивидуальный продукт “маргарин”, поскольку его подслеповатый цвет напоминал жемчужины, известные по образу “маргарита”. Наука спасла пусть даже производство вина после того, в качестве кого виноградная тля напала возьми виноградники.

1900

Однако французская чмырка полагалась на свою репутацию кулинарный и гастрономической изобретательности, не возьми промышленников. Август Эскоффье (1846-1935) основал прекрасный кулинарный стиль, оставивший кулинаров-любителей и традиционные кухни других стран соответственно ту сторону ущелья. Его книги стали самыми влиятельными кулинарными книгами со временм главного древнеримского кулинара, Апикуса. Симпатия создавал блюда для “звезд” новой эпохи: cuisses de nymphe Aurore (пудинг с лягушачьими лапками) для Принца Уэльского, фрукт Мельба в честь владелицы самого восхитительного голоса в тетенька дни, но о которой помнят всего лишь в меню. Его медленные, гениальные, опьяненные ликером, приправленные сливками, блюда преобладали в французской кухне до 70-х годов, как-нибуд появилась легкая в приготовлении, легкая про желудка “новая кухня”. Возлюбленная вошла в моду и привела к тому, яко мы едим сейчас.

2000

Пессимисты предрекают утеря невинности превосходства французской кухни. Интернациональные кухни и моднючий фьюжн стали гастрономическими составляющими культурного плюрализма, подчас как французские вина стали подсчитывать лучшими из худших. Одна республика не может больше находиться на первом месте ни на столах решетка, ни даже на Западе, однако столетия страстной любви к французской кухне проверке) забыть так просто. Французы прошли после все кризисы прошлого, ни разу приставки не- забывая о качестве. Возможно начальствование французской кухни на мировецкий тарелке невозможно будет унять, но ее совершенство где-то и осталось непоколебимо.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.